Художественный журнал
январь 2008

Перечитывая Мишеля Фуко...

Георгий Литичевский
Вадим Захаров. Чёрные птицы. Инсталляция. 2007
Вадим Захаров. Чёрные птицы. Инсталляция. 2007
"ГЕТЕРОТОПИИ" – ПЕРВАЯ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА В САЛОНИКАХ 21.05.07 – 30.09.07

В этом году список городов, организующих медународные биеннале современного искусства, пополнился греческим городом Салоники. Первая биеннале в Салониках представляла собой серию кураторских проектов под общим названием "Гетеротопии". Кураторы биеннале Катрин Давид, Ян-Эрик Лундстрём и Мария Цанцаноглу позаимствовали это название у одноименного текста Мишеля Фуко 1967 года. Это греческое слово, означающее "другие места", французский философ использовал как альтернативу утопии. По его мнению, еще в ХIХ веке центральной была проблема времени, выражавшаяся, в частности, в утопической мечте о том, что неблагополучные времена должны смениться всеобщим благоденствием. Для нас же на передний план выступает проблема пространства и, в качестве ориентира, не всеобщий рай утопии, а отдельные самоорганизованные гетеротопии.

Для Катрин Давид, французского куратора, прославившейся как куратор кассельской "Документы-Х", идея гетеротопии актуальна прежде всего своим потенциалом противодействия одномерности современного глобализма. Ее проект назывался "Di/visions (from here and elsewhere) " – "Разделяя/различая (глядя отсюда и откуда-то еще) " и был представлен на нескольких площадках Музея современного искусства в Салониках и других выставочных помещениях города. Среди участников проекта преимущественно выходцы с мусульманского Востока, но среди них – и наши соотечественники – Алексей Каллима, расписавший стены музея чеченскими парашютистами в манере, несколько напоминающей ренессансную, и Павел Шевелёв, представляющий рисунки, сделанные во время процесса над Ходорковским. Тут же и немецкий фотограф Лукас Айнзеле с серией снимков, сделанных в разных горячих точках мира. Их тема – фугасные мины и те, кто сумел выжить, подорвавшись на них. Множество портретов людей с ампутированными конечностями и протезами вместо них помимо воли автора могут рассматриваться как мрачный каламбур, ведь термин "гетеротопия" изначально медицинского происхождения и обозначает перемещение органов и частей тела.

Бартелеми Тогу. Нефть. Перформанс. 2007
Ян-Эрик Лундстрём, директор Художественного музея шведского города Умеа, назвал свой проект "Society must be defended" – "Общество нуждается в защите". В условиях распространяющегося по всему миру "чрезвычайного положения", вызванного мировой войной с терроризмом, очень важны гетеротопии как укрытия для нормальной социальности. Произведения 30-ти художников, выставленные в залах арт-фонда Теллоглио, демонстрируют широкий диапазон художественных воплощений этой идеи: от медитативной видеоинсталляции шведа Йонаса Дальберга с бесконечным движением камеры слева направо и сверху вниз по пустым интерьерам и снимков аргентинца Марсело Бродски, предлагающего фоторассказ о судьбах своих одноклассников – некоторые из них стали жертвами политических преследований, – и до инсталляции и перформанса Бартелеми Тогуо, камерунца, проживающего в Париже, посвященных темам насилия и угнетения.

В проекте Марии Цанцаноглу, директора Государственного музея современного искусства в Салониках, озаглавленном "Свидетели других пространств", речь идет не столько о реально, с географической точностью, указуемых гетеротопосах, сколько о художниках как особых ясновидящих или о произведении искусства как инструменте овладения иным пространством или даже вместилище другого пространства – гетеротопии. Некоторые работы действительно довольно мистичны, например видео бакинца Теймура Даими "Сердце храма", но в большей степени имеет место особая поэтика гетеротопии или магия художественного взгляда, преображающего реальное пространство. Видео Айзека Матеса), США, посвященное нью-йоркским новостройкам, лишает центр современного универсума его стереотипов и превращает в неузнаваемое место – смесь почти абстрактной красоты и тревожных видений. В свою очередь видеоработа иранца Шолмаза Сахбази "Персеполис" также лишает Тегеран стереотипов экзотической столицы, показывает его как стандартный современный мегаполис, скучные ячейки которого люди должны преображать в персонализированные гетеротопии.

Роль своеобразной гетеротопии или выставки в выставке сыграл кураторский проект Шалвы Хахананашвили "Караван-сарай", объединивший художников Средней Азии и Западной Европы – от Ташкента до Парижа. Его собственная фотосерия "Европейское строительство...in progress" – прозрение будущего пространства в настоящем сквозь стереотипы иммиграции. В проекте Марии Цанцаноглу вообще преобладают выходцы из бывших советских республик. Много наших соотечественников. Среди них – Андрей Ройтер, живописные полотна которого демонстрируют пространственные мутации, вызываемые многократным наложением психологии на оптику. Ира Вальдрон, в своих визуальных комментариях к графике Гитлера обращающаяся к проблеме исторического и морального пространств. Листы Никиты Алексеева, все изображения на которых снабжены общей подписью "Этого нет", вызывают в памяти магриттовское "Это не трубка" и создают своего рода апофатическое пространство образов. Объекты Юрия Альберта, представляющие собой переводы писем Ван Гога с описаниями его картин на азбуку Брайля (для слепых), радикально сталкивают пространства видимого, тактильного и воображаемого, а по сути – пространста искусства и экзистенции, неотделимые друг от друга, но и никогда до конца не сливающиеся. Большие полотна-комиксы Георгия Литичевского "Аида Сафари" сталкивают универсальное и маргинальное, клаустрофобию и безграничность.

Отдельно от всех художников, но тоже в рамках проекта греческого куратора, выставился Ричард Уитлок, салоникский художник родом из Англии. Его минималистическая инсталляция с зеркальным полом в старинном Базар Хамаме с ее острым противопоставлением верха и низа, убедительной имитацией застывших кругов от упавшей капли на поверхности воды наглядно реализует метафору гетеротопии как фундаментально неотменяемой сакральности.

"Местом встречи" трех кураторов стал Византийский музей, во дворе которого Вадим Захаров, приглашенный Марией Цанцаноглу, соорудил огромную многофигурную инсталляцию из характерных персонажей в пальто и котелках с портфелями, названную "Маргит" и вдохновленную Магриттом и поэмой Гомера о некоем Маргите, бедолаге, не находящем себе места, от которой осталось 11 коротких фрагментов. Внутри музея – видеоинсталляции греческой художницы из Берлина Ваны Тсантилы с простанственно-театральными эффектами и египтянина Хасан Хана, разоблачающего медиальные стереотипы.

Своего рода символом биеннале стала знаменитая "Пила" с кремлевскими зубцами Андрея Филиппова (куратор Мария Цанцаноглу), приплывшая в Салоники из Майами и установленная почти на берегу моря, как бы "рассекая волны", на самом деле рядом с памятником Александру Македонскому. Художник также представлен своими фотографиями в портовой части Музея современного искусства и сетью с орлами над входом в ту часть музея, которая расположена в бывшем католическом монастыре Мони Лазаристон.

Основные выставки биеннале сопровождались обширной параллельной программой. Одним из ее основных пунктов был так называемый Воркшоп молодых художников, работы которых были представлены в Археологическом музее. Среди них фотоинсталляция Евгения Фикса, посвященная коммунистическим Салоникам, и объект Иры Кориной, проявившей смелость в стране мраморного изобилия работать со своим излюбленным материалом – самоклеющейся пленкой "под мрамор".

Хэни Рэйшид. Коллаж. 2005-2007. Предоставлено художником и галереей 'Машрабия'
Все лето и сентябрь продолжались перформансы и концерты, некоторые под открытым небом, в античном театре среди раскопок римской агоры. Биеннале вообще носила характер бесконечного work in progress, с непрекращающимися открытиями, симпозиумами и конференциями. На закрытии обсуждали различные аспекты понятия "гетеротопия". С самим же открытием совпала конференция, посвященная перспективам института биеннале. Обсуждались и "большие" биеннале, и такие новообразования, как Ташкентская биеннале или биеннале в армянском Гюмри. В самом деле, Салоники, город с уникально своеобразной историей, многократно экономический и культурный центр, а то и столица самых причудливых политических и топологических образований, как никакое другое место, подходит для медитаций о прихотливости взаимоотношений локального и универсального, двух полюсов, между которыми раздирается актуальное искусство, особенно попадая на форумы типа биеннале.

Георгий Литичевский
Родился в 1956 г. в Днепропетровске. Художник, художественный критик. Член редакции "ХЖ".
Живет в Москве и Берлине.
Страница в Картотеке GiF.Ru.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal