Художественный журнал
август 2006

Когда сняли пятую печать

Владимир Сальников
Иржи Давид. "Пятая печать". Сахаровский центр, Москва. 18.05.06–15.06.06

"И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели" – так написано в Откровении св. Иоанна Богослова (Отк. 6:9). В Библии чешский художник Иржи Давид нашел название своей выставки, а тему ее – в современной политической жизни. О религиозном происхождении поднятой художником проблемы напоминает зрителю и изображение Скорбящей Богоматери. Прототип ее – "Пиета" Микеланджело. Однако вместо мертвого Христа на руках у Богоматери тело человека в костюме автогонщика с множеством лейблов. А на голых кирпичных стенах выставочного зала Сахаровского центра расположены впритык фотографии пилотов. Они стоят рядом со своими болидами, как будто позируют. И у каждого на костюме – крошечный лейбл. Все они в одинаковых белых костюмах, в белых туфлях и с белыми шлемами. На белом фоне. Причем их белые фигуры тают в белом окружении, точнее, в ровном белом, неземном, внутреннем, фаворском свете, который способен излучать каждый православный святой, в коем прп. Серафим Саровский явился своему адепту помещику Мотовилову. Из всего понятно, что художник представляет фигуры потустороннего мира, что эти смелые мужчины уже не с нами. Впрочем, похожими на них нам являются и герои кино – пришельцы из космоса, ангелы, демоны, призраки межпланетных скитальцев.

Приглядевшись к ангелическим героям Иржи Давида, можно различить название какой-то из известных революционных, национально-освободительных и сепаратистских организаций, широко использующих в своих партизанских вылазках террор, запугивание правительств и населения в качестве основного средства борьбы. Часть этих организаций – левые, марксистские, Красные бригады, Фракция Красной армии – уже проиграла свои битвы и принадлежит истории. Другие же, националистические – ИРА, ЭТА, – которое десятилетие продолжают сражаться.

Третий тип движений – исламистские. В странах, где господствует ислам, они пришли на смену левым движениям после краха системы реального социализма. Отчего вместо универсального языка марксизма используют религиозную риторику. По большей части это националистические, сепаратистские и антиколониальные движения. Их религиозная риторика, фанатизм, давно преодоленные на Западе, создают у населения западных стран, в том числе и у большинства россиян, впечатление тотальной религиозной войны, ведущейся против светских обществ Европы и России, что заставляет их мыслить в категориях религиозной войны, глобального конфликта цивилизаций. Хотя скорее всего речь может идти о закамуфлированном исламской риторикой глобальном антиколониальном восстании. Ведь универсальный марксистский язык чужд ортодоксально мусульманским массам. Более того, ислам в большей степени, чем христианство, приспособлен для непосредственного использования в политических целях.

Таким образом, чешский художник касается одного из самых болезненных вопросов современности, вопроса пока далекого от реалий его родины, но актуального для мира в целом и, возможно, в будущем и для маленькой Чехии, потому что последствия вхождения в Европейский Союз исламистской Турции с трудом прогнозируемы.

Итак, вопрос поставлен. Что есть Вера? – вопрошает художник. Ведь деятельность всех названных им партизанских движений, националистических и левых в том числе, основана на Вере. В социальную Революцию, в Справедливость, в Народ, в Нацию, в Независимость и, следовательно, в правоту революционного, националистического, сепаратистского насилия, насилия во имя Религии. Однако путь этих борцов труден. Государства, точнее, весь глобализаторский мир, против которых они восстали, сильнее их. Потому они подвергают свою жизнь опасности и часто гибнут, некоторые даже жертвуя своими жизнями – становясь людьми-бомбами.

Как относиться к этим борцам за Веру, которых их противники называют террористами? Есть два ответа, связанные с двумя этическими традициями, в свою очередь связанными с традициями религиозными. Первую можно назвать традицией Справедливости. И носителями ее являются иудаизм и ислам. Вот почему, как утверждает знаменитый охотник на нацистских преступников Симон Визенталь, мы не имеем права прощать, но лишь сами жертвы могут это сделать. А раз жертвы не смогли этого сделать при жизни, то мы не способны на большее, чем наказать преступников по человеческим законам. Сам Визенталь, прежде чем приступить к делу всей своей жизни – воздаянию преступникам за жертвы Холокоста, написал письма авторитетным представителям трех религий с изложением одного из эпизодов геноцида евреев и спросил, может ли он простить этих убийц. Раввины ответили, что лишь сами жертвы могли бы сделать это. А христианские богословы склоняли его к прощению. Это и есть вторая традиция – традиция Милосердия. Из различия этих традиций проистекают различные политики. Евреи возвели геноцид европейских евреев во время Второй мировой войны в международный культ, а русские давно простили немцев за те 20 миллионов жизней, которые унесла развязанная Германией война. Поэтому милосердная Богородица на картине Иржи Давида жалеет пожертвовавшего своей жизнью Разбойника не меньше, чем его невинные жертвы. Тем более, что в конечном счете он погиб за Слово Божие.

Владимир Сальников
Родился в 1948 г. в Чите. Художник и критик современного искусства, член Редакционного совета "ХЖ".
Живет в Москве.
Страница в Картотеке GiF.Ru.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal