Художественный журнал
№4/2004

29.04.04 – 30.05.04. Николай Олейников. "Hot X". Государственная Третьяковская галерея на Крымском валу, Москва

Олег Киреев
В одной из своих ранних работ Ханс Хааке расположил при входе на большую групповую выставку два прозрачных бокса, в которые посетители кидали разноцветные билетики, отвечая, таким образом, "да" или "нет" на вопрос по поводу губернатора штата и его политики. Проект Комара и Меламида "Выбор народа" с помощью социологических служб выявлял наиболее важные для каждой национальности предметы и объекты и потом изображал их на "национальных" картинах, составляя некий визуальный дайджест народных предпочтений. Сейчас неважно, какую конкретно политическую окраску имели эти проекты.

Имеет значение то, что в таких случаях художественная работа берет на себя роль социологического исследования, диагностируя определенный аспект состояния общества.

Такие художественные проекты можно назвать социологическими.

В случае инсталляции "Hot X" Николая Олейникова, художника из Нижнего Новгорода, социологические опросы проводились с целью выявить наиболее популярные "образы", то есть картинки масс-медиа. На основе опросов составлялся топ-рейтинг, который был изображен на стене в Третьяковской галерее в виде граффити. Именно это черно-белое изображение "горячей десятки" (на которую также проецировался подвижный цветной фон, напоминающий о различных медиально транслируемых катастрофах) и было содержанием проекта. Следует также добавить, что живописное изображение медиа-образов, по замыслу художника, подчеркивало двусмысленную аналогию между сакральным прошлым Образа и медиальным настоящим "образов", выбираемых по рейтингу, группируемых в десятки.

Ну, топ-образом стало не что иное, как "говорящая голова". По окружности

расположились военные самолеты и прочие атрибуты катастроф – нашего главного

спектакля. И, собственно, все. Ни на какие вопросы не давалось ответа, и также не наступало никакого катарсиса, хотя визуальный продукт выглядел вполне удовлетворительно с точки зрения эстетики.

Однако, ждет ли кто-то подобных эффектов от социологического опроса? Заранее понятно, что опрос не сообщит нам ничего нового, поскольку задействованы только те ответы, которые мы так или иначе уже имели в наличии. Опрос только показывает, что конкретно пользуется большим и меньшим спросом, какой товар следует запустить или снять с производства, и – в некоторых случаях – какой политик будет управлять нами последующие лет пять-десять. Именно это своевременно понял PR. Поэтому социология играет все возрастающую роль как политический инструмент управления обществом – она используется в предвыборных кампаниях, маркетинговых исследованиях, составлении ТВ-рейтингов и подобное. Как говорит Пьер Бурдье Хансу Хааке в книге бесед "Free exchange", "социальные науки выработали множество техник (как, например, опросы), применимых с целью подчинения". Что же касается искусства, то оно уже давно приступило к прямому "прощупыванию" механизмов общественного изменения такого рода, зачастую игнорируя при этом предпочтения критиков и публики, остающиеся традиционными.

Но какие методы используются для того, чтобы выявлять и направлять массовое "мышление образами" – наше коллективное "оптическое бессознательное"? Это очень важная тема, поскольку, в силу своей емкости и экономности, визуальный способ передачи информации все больше преобладает над текстовым. Безусловно, архитекторы спектакля уже задумались над этой темой, и учебники по PR могли бы дать нам некоторые подсказки. Например, главной проблемой, с которой столкнулся мониторинг действия ТВ-рекламы, называют то, что "все инструменты измерения, с которыми мы знакомы, проверяют сознательный отклик клиентов, в то время как большая часть покупок делается на бессознательном уровне... Пока люди, делающие рекламу, не поймут, что им нужно разработать способы проверки бессознательного отклика, рекламный бизнес будет пребывать в зачаточной стадии" (А. Дудаева: Рекламный образ. Мужчина и женщина, 2003).

Однако, какие мнения на этот счет есть у противоположной стороны – представителей Культурной Интеллигенции, критически мыслящих членов общества, не желающих – ни для себя, ни для других – торжества Спектакля, гипноза Матрицы, машинно-загружаемого бессознательного? Каковы их Новые Культурные Технологии, действующие не по заказу корпораций, а в качестве противоядия от того, что Петер Ламборн Вилсон определил как "беспрепятственная власть денег над человеческим существом"? Если они существуют, то, я думаю, для них будет полезен опыт арт-социологического исследования Николая Олейникова.

Олег Киреев
Медиа-критик, политический активист, редактор проекта "гетто.ру". Автор "Поваренной книги медиа-активиста" (М., Ультра.Культура., в печати).
Живет в Москве.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal