Художественный журнал
изд. 2004

02.11.03 – 04.11.03. Группа "Запасной выход". "Ландшафт. Памяти Юрия Соболева". Культурный центр "Дом", Москва

Сергей Серегин
Юрий Соболев был не только замечательным художником, но еще и очень хорошим педагогом. Своим учителем его считают многие, хотя в действительности немногим довелось у него учиться. В 1994 году в царскосельском филиале (ныне – Институт инновационных программ) Санкт-Петербургской академии театрального искусства Соболев набрал первый курс художников. В результате на базе филиала СПАТИ, располагавшегося в Запасном (Владимирском) дворце Царского Села, возникла группа "Запасной выход", куда входили, в том числе, и нынешние участники выставки – Константин Аджер, Лиза Морозова, Владимир Быстров и Галина Леденцова. Первая выставка учеников Юрия Соболева прошла в галерее "Spider & Mouse" (Москва). Хозяйку галереи Марину Перчихину, еще одну участницу выставки "Ландшафт", тоже связывали с Соболевым давние дружеские и творческие отношения.

Сама тема ландшафтов наверняка пришлась бы Юрию Соболеву по душе. Еще в 60-е годы его заинтересовали способы организации пространства в визуальном искусстве (превращения пустого пространства в ландшафт), или, если быть еще более точным, – способы воплощения внутреннего психологического и/или мистического пространства в формах визуального искусства. Очень скоро Соболев вышел за пределы графической двухмерности. Появились слайд-, а потом и видеофильмы, мультимедийные инсталляции, началось долгое и плодотворное сотрудничество с театральным режиссером Михаилом Хусидом... Даже собственно графика приобрела отчетливое пространственное измерение (эффект многослойности).

Так что нынешняя выставка, по крайней мере отчасти, продолжает поиски мастера. Предметом исследования ее участников стало материальное, пространственное воплощение памяти. В перформансе Лизы Морозовой память – это золотая нить, которую художница, пропустив между пальцами ноги, перематывала с катушки на музыкальный механизм от детской шарманки, вращая ее ручку и многократно воспроизводя таким образом трогательную песенку-шлягер о любви. В определенной мере память независима от нашей воли, она существует почти объективно, она неизменна (как нить). И в то же время удержание памяти требует усилий, настойчивых поисков "утраченного времени" (которое, почти в буквальном смысле, нужно заново пропустить через собственное тело, присвоить). Это единственная возможность "удержать", "собрать" самого себя. Поскольку "я" – это моя память.

Однако "я", "собравший" память, становлюсь уже другим, пересозданным "я". "Собирание" – это всегда пере-создание, потому оно и может быть выражено как текст. Именно так поступила Марина Перчихина, представившая на выставке инсталляцию "Следы быка" (1996 – 2003). На трех мониторах художница демонстрировала отснятые на видео фрагменты собственных перформансов и графических работ Юрия Соболева, посвященных буддийскому символу – быку. В результате возник причудливый, многослойный ландшафт из артефактов памяти – пространство для медитаций.

В инсталляции Галины Леденцовой "По дороге" (2003) память – это путь к Богу и бесконечное воз-вращение дома. На трех горизонтально установленных мониторах – дорога (камни, опавшие листья, трава). Если долго в них вглядываться, можно уловить момент, когда по мониторам проплывают строки из псалмов. И в то же время на горизонтальном экране демонстрируется проекция кругового движения. Камера снимала дом, двор, дерево, стол, стулья, собаку... Соединение двух способов движения – по прямой вверх и по кругу – дает ощущение ритуала. Возвращения как возрождения "я" и мира.

Припоминание – это узнавание себя другого и Другого в себе. Инсталляция Владимира Быстрова "22.07.2002" состояла из двух плоскостей. На мониторе прокручивался короткий видеофильм: мать художника разглядывает в зеркале свое лицо. Собственно говоря, мы видим только часть лица (прежде всего глаза) и слышим голос, спокойно рассказывающий о том, что "вот эти морщинки у меня, как у мамы, а здесь я похожа на отца"... Другая плоскость – проекция на стене: кожа лица, снятая крупным планом, превратившаяся в странный ландшафт.

Наша память запечатлена в теле. Можно сказать, наше тело есть тело памяти. Она всегда с нами. Нужно лишь научиться читать знаки, воспринимая ландшафт как текст, то есть, говоря словами Мераба Мамардашвили, овладеть "техникой впадения" в особое состояние, именуемое памятью, или искусством. Что в нашем случае – одно и то же.

Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal