Художественный журнал
изд. 2003

Что делать?

Дмитрий Виленский
Дм.Виленский. Власть музыки. видео 5:20 мин. 2000 г.
Дм.Виленский. Власть музыки. видео 5:20 мин. 2000 г.
Еще несколько месяцев назад настроение было решительное – ощущение перемен социальных, визуальных, политических снова появилось в воздухе. Казалось, что эти изменения целиком зависят от нашей позиции, от проекции наших идей в будущее: активизация процессов сетевой работы (net-working), стремление быть вместе (get together), занимать вовлеченную художественную позицию (to be concern and socialy engaged), чувство сообщества и желание найти альтернативные пути развития (community feeling, another view is possible) из абстракций английского языка и иностранного контекста стали настоятельной необходимостью художественной жизни в России. Главное, возникло чувство, что мы больше не являемся заложниками в чьей-то непонятной нам игре, что мы способны творить свою реальность, в которой жизнь будет более творческой, мир – справедливей, а люди будут любить друг друга.

Именно это чувство оказалось созвучным 60-м годам, когда, по свидетельству очевидцев, "двадцатилетний молодой радикал реально осознавал, что мир будет таким, каким он его сделает". Но сегодня (04.05.2003), когда я пишу этот текст, то восхитительное чувство эйфории и ясности уже утрачено и я спрашиваю себя, что же изменилось за это время.

Прежде всего, повлиял, конечно же, разгром американцами Ирака, который продемонстрировал всему миру, что мнение миллионов людей, устоявшиеся позиции общественного мирового договора не значат ничего в противостоянии интересам корпораций и военщины. Оказалось, что все дискуссии о децентрализации власти, о новом "сетевом принципе" построения империи не работают. В мире снова правит грубая сила, у которой есть четкий центр, и эта власть настолько эффективна, что может наплевать на все. Надежды на возможность альтернативной глобализации оказались поставлены под сомнение, а Европа – единственная, кто пытался сохранить этическую позицию в этом конфликте, – оказалась в самом двусмысленном положении.

Но не стоит отчаиваться и в этой ситуации кульминации реакции. Как точно заметил Тони Негри: "Революция окончена, и в конце революции побеждает новое, наиболее реакционное проживание жизни. И ностальгия поэта – это попытка восстановить другие ценности среди этой реакционной пустыни, в которую брошены люди. Все время напоминать об их существовании". Этим, собственно, и должно сегодня заниматься искусство. Все равно, время социально-обслуживающего цинизма прошло и критерии различения свой – не свой стали еще яснее. В ситуации накапливается все больше позитивного отрицания: да, мы не знаем, как надо, но еще яснее увидели всю подлость того, как есть.

Дм.Виленский. Власть музыки. видео 5:20 мин. 2000 г.
Именно выработки новой этической позиции и ждет сейчас общество от искусства. Одной из таких позиций мне видится позиция художника как свидетеля происходящего в мире. Именно художник способен становиться свидетелем "другой" истории – истории побежденных. В этом случае его позиция обретает этическое измерение – свидетель становится активистом, подтверждающим обвинения системы в совершенных преступлениях. Новый документализм, возникший недавно, свидетельствует о том, что в современных условиях все, по-разному, становятся жертвами-заложниками нового мирового порядка. А пространство институций искусства должно быть использовано для выработки стратегий эстетических и этических перемен в обществе.

Сегодня политическое понимание процессов в мире и искусстве снова выходит на передний план: ведь самое опасное для системы – это противостояние массы людей, отрицающей потребительскую концепцию удовольствия, массы, отрицающей тотальность цинизма товарно-денежных отношений, пропитавшего общество сверху донизу. Лозунг остается прежним: от экономики потребления – к экономике дара. Пора перестать думать, как следует правильно и эффективно продавать – нужно просто научиться дарить. Это и станет началом подлинных общественных изменений. И тогда каждый, пусть даже незначительный, жест может иметь самые широкие общественные последствия. И внутри автономии системы искусства существует возможность для реализации моделей эстетического утопизма, в которых есть потенциал общественного влияния.

Надо заново начинать с простых микрожестов: сделай мир вокруг тебя лучше – выкраси стены, построй мебель, сделай из своих друзей художников, собери книги и музыку, которые тебя волнуют, и поделись ими с друзьями, организуй внутри любой системы автономные ячейки, свободные от операционных отношений по схеме "ты мне – я тебе", думай, как их сделать эффективнее, и делись своим опытом с другими. Это никто не сделает за нас.

И, как в 60-е, будем помнить, что любовь – это главная политическая категория, т. к. ее все еще нельзя купить. И если она у нас есть, то все в нашей власти.

Просто любовь и, как одно из ее проявлений, – бескорыстная любовь к искусству.

Дмитрий Виленский
Родился в Ленинграде в 1964 году. Художник, куратор и критик современного искусства.
С 1997 года живет в Берлине и Санкт-Петербурге.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal