Художественный журнал
изд. 2003

Новый Баухаус

Оксана Чепелик
Беседа с Оксаной Чепелик


"ХЖ": Баухаус – одна из наиболее впечатляющих образовательных затей в искусстве ХХ века. Возникнув в 1919 г. как лаборатория визуальных искусств, архитектуры, дизайна, он во многом определил стиль не только своей эпохи, но и дальнейшее развитие образного творчества в ХХ веке. И все же Баухаус принято связывать скорее с историей искусства, нежели с актуальной практикой. Вам удалось познакомиться с деятельностью Нового Баухауса. Это явление вызывает огромный интерес. Как родился Новый Баухаус?

Оксана Чепелик: Как известно, знаменитая школа архитектуры и дизайна Баухаус в 1933 г. была закрыта фашистским режимом. Нынешние усилия немецкого правительства и правительства земли Верхняя Саксония направлены не только на реставрацию здания, но и на восстановление новаторского духа Баухауса.

"ХЖ": Значит, Баухаус открылся в том же знаменитом здании, в Дессау?

О. Ч.: Да, это здание построено основателем школы Вальтером Гропиусом в 1926 – 1927 годах, когда политическая ситуация в Веймаре заставила его перенести Баухаус в Дессау. Это было программное сооружение – памятник модернизма, эксперимент в области строительства общественных зданий, оказавший большое влияние на архитектуру и дизайн XX века, за что в декабре 1996 г. UNESKO включило это здание в Перечень мирового наследия.

С 1986 года здание Баухауса занимал Центр дизайна, а в 1994 г. его преемником стал созданный Фонд Баухаус Дессау. В рамках Фонда сосуществуют три подразделения: Коллекция, Мастерская и Академия. Коллекция занимается исследованием наследия Баухауса: реставрацией, архивированием, сохранностью произведений, организацией выставок, посвященных достижениям этой архитектурной школы. Мастерская функционирует как проектное подразделение, занимающееся, в том числе, и теоретическими исследованиями урбанизма. Академия является высшим учебным заведением и имеет более независимый статус.

"ХЖ":? В первой половине ХХ века в Баухаусе трудились Кандинский, Клее, Гропиус, Мис ван дер Роэ и многие другие. Какие имена связаны с Новым Баухаусом?

О. Ч.: Надо сказать, что во вновь открывшемся Баухаусе звезд не было – он унаследовал сотрудников бывшей ГДР, довольно провинциального уровня. Однако в 1999 г. с приходом нового директора Фонда Баухаус Дессау Омара Акбара была запущена программа "Коллеги Баухауса", идеей которой было приглашение для реализации проектов архитекторов и художников с именем из разных стран, а также социологов и философов, окончивших аспирантуру на родине. Эта программа остроумно отдает дань традиции 20-х, когда в Баухаусе встретились художники и архитекторы из разных стран и создали явление мирового масштаба. Кстати, именно в программе "Коллеги Баухауса" мне и посчастливилось принять участие – я стала участником трех проектов в 2000-м и в 2002 году.

"ХЖ": В какой мере в программе сочетаются образовательная функция и собственно художественная практика? Преподаются ли какие-то дисциплины или участники целиком отданы творческому процессу?

О. Ч.: Я не зря упомянула о таком критерии, как аспирантура, – в определенной степени программа ориентирована на подходы, характерные для Ph.d. study. Однако исследование ориентировано на междисциплинарный подход, а именно – ведется коллективом, в который входят представители различных профессий. Главным образом, "Коллеги Баухауса" ориентированы на практический результат – выход в город, поскольку главным фокусом Нового Баухауса стал урбанизм. Дисциплины как таковые не преподаются, хотя существуют лекции, презентации и воркшопы различных специалистов. Эта программа ориентирована на активное использование новых технологий, а тщательный отбор гарантирует квалификацию участников, поэтому коллеги учатся друг у друга. Рабочий язык "Коллег Баухауса" – английский. Год состоит из трех триместров: 1-й обычно посвящен теории, 2-й – архитектуре, 3-й – искусству. (В зависимости от объекта исследования 2-й триместр мог быть посвящен дизайну интерфейса, а 3-й – архитектурной концепции.)

Темой первого (2000) года для работы "Коллег Баухауса" стал "Сложный город" (ComplexCity). Эта программа предполагала, во-первых, исследование бесформенного пространственного роста города, его районной разбросанности и социальной фрагментарности и, во-вторых, поиск новых градостроительных структур, связей, междисциплинарных концепций, методов и форм градостроительного дизайна. Объектами исследования первого года стали Лейпциг, Рио-де-Жанейро и сам Дессау, а затем уже последовали Аддис-Абеба, Франкфурт, Сидней, причем посещение каждого было непременным условием программы.

На протяжении второго года разрабатывалась тема "Город события" (Event city), третьей темой стал "Город услуг" (Serve city), а нынешний год посвящен теме "Точка.город" (Dot.city) на примере Каракаса, где исследуется внедрение интерактивной платформы для коммуникации. В следующем году будут рассматриваться "Транзитные пространства" (Transit Spaces) – города Восточной Европы, расположенные вдоль транзитного коридора между Берлином, Москвой, Санкт-Петербургом и Братиславой. Причем под "транзитными" в этом случае подразумеваются также пространства переходного общества.

"ХЖ": Что определяет выбор "Коллегами" того или иного города? Что должен сделать город, чтобы стать плацдармом для художественной интервенции? Вообще, какова система взаимоотношений Баухауса с городом, властью, обществом? И каковы экономические ресурсы для работы "Коллег"?

О. Ч.: Как правило, выбирается проблемный мегаполис, на территории которого в конце года или триместра создается архитектурный, художественный или медиа-проект, который Баухаус впоследствии, часто небезуспешно, старается осуществить.

В пробный первый год работы программы было выбрано три города – по одному для каждого триместра. Объектом для теории стала новая ярмарка в Лейпциге, архитектурным объектом – фавела в Рио-де-Жанейро, а объектом художественной интервенции был избран сам Дессау. Надо сказать, что изначально по контракту продукт, произведенный в процессе работы, становился собственностью Баухауса, но, поскольку при такой постановке вопроса подвигнуть участников на самостоятельный труд было довольно трудно, этот пункт со временем был изменен на совместный копирайт автора и Баухауса. Во втором году схема была скорректирована – весь год был посвящен одному городу.

В духе идей исторического Баухауса 20-х годов большое внимание "Коллеги Баухауса" уделяют социальным аспектам архитектуры и градостроительства – здесь часто подключается актуальное искусство.

Надо сказать, что некоторые критики говорят об упадке города и утрате реальности в эпоху новых коммуникационных технологий. Их пессимизм укрепляет тот факт, что общественное пространство уже не является только физическим, городским пространством, теперь оно скорее пребывает в виртуальном, цифровом мире. Как современные художники видят и ощущают современный город и развитие общественных мест? Как они используют архитектуру города, организацию и структуру общественного пространства – как культурный текст, который может быть прочитан через экономический и социальный контекст? Может ли искусство новых медиа сформулировать альтернативное видение?

"ХЖ": Оксана, вы участвовали в первой же программе "Коллег Баухауса". Было ли ощущение большой авантюры?

О. Ч.: Надо сказать, что в первый пилотный год, когда разрабатывались стратегии развития программы, мне казалось, что я могу больше дать программе, чем она мне. При этом у меня была прекрасная возможность для реализации художественных проектов: арт-интервенции Virtual Sea Tower в фавеле Рио-де-Жанейро, видео "Интродукция", установленной на вокзале в Дессау инсталляции "Бермудский туннель" и розового дизайнерского объекта в стиле Баухаус-2000 "Офис N6 для безработных", демонстрирующего вмонтированное 14-минутное видео Free D.

"ХЖ": Кто может стать "Коллегой" в Новом Баухаусе и что для этого нужно сделать?

О. Ч.: Отбор производится на конкурсной основе. В качестве заявки подается проект, касающийся заданной темы; он должен быть созвучен междисциплинарным подходам Баухауса, содержать элементы новизны. Если архитекторы или художники работают в группе, Баухаус чаще всего выделяет стипендию лишь одному участнику. Так, например, в проекте для Рио-де-Жанейро участвовал лишь один член известной группы "Апсолютно" из Югославии – Зоран Пантелич. Насколько я знаю, по этой же причине никто из членов АЕС так до сих пор и не воспользовался программой "Коллеги Баухауса".

"ХЖ": Программе "Коллеги Баухауса" уже три года. Можно ли говорить о какой-то динамике, корректировке стратегии и главное – о результатах работы программы? Есть ли у нее шанс повторить успех первого Баухауса, внеся большой вклад в историю архитектуры и дизайна? В общем, как далеко упало яблоко от яблони?

О. Ч.: В 2002 г. к началу разработки проекта для Сиднея Баухаус уже выработал новую стратегию существования программы – теперь она скорее напоминала конвейерный процесс почти анонимной контрибуции, требующий колоссального напряжения всех, в том числе физических, сил. Эта новая стратегия программы состоит в следующем: каждый год Баухаус планирует выпускать книги по результатам исследования объемом 400 – 500 страниц (что и было сделано по теме 2-го года Event сity), содержащие тексты и иллюстрации проектных материалов, сделанных с учетом последних архитектурных и дизайнерских разработок. Участники программы, 10 – 12 человек, делятся на 3 – 4 группы, и на решение определенной задачи им отводится неделя.

В надежде повторить успех первого Баухауса ставка делается именно на новые технологии (впрочем, такая ориентация не оригинальна для западного общества). В группах могут быть телеучастники, пребывающие на других континентах. Все рабочие обсуждения и презентации проходят в режиме телеконференции перед микрофоном и веб-камерой. Ни одна фраза не говорится вне технических приспособлений, поэтому необходимо особенно тщательно взвешивать каждое слово. В конце недели каждая группа презентует свою концепцию в режиме он-лайн с подачей материалов в объеме, адекватном дипломному проекту: порядка десяти метровых цветных принтов, фиксирующих графики и диаграммы, мультимедийные фрагменты и видео с последующей дискуссией.

Практикуются также т. н. "ротационные" воркшопы, использующие групповой принцип работы, когда вам предлагается развить чужой проект, а ваш собственный отдается в руки другой группы, – все ради провоцирования новых идей. К концу года действительно набирается материал на 400 – 500 страниц. В конце сбора материалов аналитические работы о полученных "Коллегами" результатах проектов пишут уже сотрудники Баухауса.

Это – очень мобилизующий, но бесконечно выматывающий процесс. Почти полностью отсутствует время на осмысление. Однако, натренировавшись в таком режиме, профессионалы действительно готовы включиться в конкурентную борьбу за творческое выживание в постиндустриальном обществе.

"ХЖ": Но тогда встает вопрос: что отличает Новый Баухаус от работы большой, хорошо слаженной корпорации?

О. Ч.: Я бы назвала эту программу жестким корпоративным тренингом...

Материал подготовила Екатерина Лазарева

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) Оксана Чепелик, Зоран Пантелич, Зоран Эрич. Проект "Virtual Sea Tower", Рио-де-Жанейро, Бразилия, 2000

(2) Оксана Чепелик. Проект "Free D", Дессау, Германия, 2000

Оксана Чепелик
Художница, получила архитектурное образование, стажировалась в парижском CIES (Международном Центре студентов и стажеров) и CREDAC (Центр исследования, обмена и распространения современного искусства), в Амстердамском университете, канадском Центре искусств Бенфф, участница программы "Коллеги Баухауса" в 2000 и 2002 годах.
Живет и работает в Киеве.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal