Художественный журнал
изд. 2002

Биография-Bastard

Владимир Булат
Биографии страны, нации, искусства и человека тесно связаны с историей и архивом. В этом ключе мне и хотелось бы рассмотреть некоторые явления современного молдавского и румынского искусства.

Один из молдавских авторов, построивших на этих темах целый художественный дискурс, – это работающий в жанре перформанса и фотографии Павел Браила. Начинал он в 1996 году с нехитрой инсталляции с телефонными аппаратами разных форм и времен и даже – для большей убедительности – с подлинной телефонной будкой. Аппараты, приманивая посетителя, звонили поочередно или все сразу, каждый со своим специфическим тембром. Именно эта тяга к незнакомому звонку провоцировала серию неожиданных реакций. Тут зарождалась история, невидимая, иллюзорная и уникальная, каждый раз и для каждого зрителя – другая. Это был некий отсыл к собственному "я" и собственной "персональной мифологии". Эдакая интроспекция.

С этого момента Браила работает почти исключительно с подобным "этнографическим" материалом. Он очень тщательно выстраивает перформансы, делая их порой похожими на пантомимные сценки или ритуалы. Ему почти не нужна техника – более того, для экстериоризации "я" художника она даже неуместна. Браила много работает с белой бумагой, символизирующей новое начало.

В 1996 году художник создал серию фотографий возле таможни пограничного города Унгень, запечатлев процесс смены колес у поездов. Этот проект, названный им "Европейская обувь" (Shoes for Europe), участвовал в том же году в амстердамской выставке "Matria Europa". Ширина колеи на железных дорогах бывшего СССР больше, чем во всей Европе, и по сей день для того, чтобы выехать из Молдовы, поезду нужны другие колеса. Долгая процедура смены колес является для Браилы метафорой его Родины, по-прежнему находящейся во мраке и клещах исчезнувшей Империи. И действительно, в этом сюжете нашли отражение противоречия и символы нынешнего мира. Не случайно проект Браилы привлек внимание кураторов Документы XI, пригласивших художника в Кассель с 26-минутным видеофильмом, снятым в Унгене, полемизирующим как с идеалами модернизма, так и с нынешним повсеместным процессом глобализации.

Но вернемся на несколько лет назад. В ходе перформанса "Миф о Сизифе" (1997) Браила упаковал себя в огромный бумажный кокон, разворачивая который оставлял груду белоснежной бумаги, истоптанной грязной обувью. Своими следами он как бы записывал свою странную, ему одному ведомую историю. В перформансе "Червь" (1998) Браила предлагает прочесть символический пласт своего сознания в причудливых разрывах огромного бумажного шара. Через некоторое время он делает перформанс "Стирание истории" (1999), в котором уже борется со своим прошлым. Готовясь к предстоящему длительному пребыванию в Европе, художник посчитал необходимым "очиститься". Мелом на асфальте он записывал свою персональную летопись, одновременно стирая ее локтями и коленями. "Предельное приближение к реальности ведет к "утрате реальности", – утверждает Жижек, и потому символическое саморазрушение должно оттолкнуть автора от себя самого. Зрителям же была предложена роль наблюдателей этой борьбы, тогда как в другом похожем перформансе в Голландии в 2000 г. за этим мучительным и довольно долгим процессом следила лишь цифровая камера. Художник оказался с нею один на один – душа и машина, совокупность биологии и техники.

Надо сказать, что постсоветская и посткоммунистическая cитуация пока не особенно привлекает внимание молдавских литераторов и художников – не многие заходят на эту скользкую и довольно рискованную территорию. В Румынии некоторые художники всерьез заняты этой проблематикой, в первую очередь Йон Григореску и Еужен Стэнкулеску, а также "соц-артист" Теодор Граур. Из представителей более молодых поколений (их называют у нас "восьмидесятниками") – группа subREAL, Дан Пержовски, Олимпиу Бандалак, Георге Илея, Александру (Шандор) Антик, Дорел Гэинэ, Лила Пассима, Козмин Паулеску, Матей Беженару. Их творчество даже в его кратком изложении заслуживает отдельной обширной статьи, ограничимся здесь лишь некоторыми замечаниями.

Интересно отметить, что огромная выставка "Эксперимент в румынском искусстве после 1960 г." (EXPERIMENT in Romanian Art since 1960), показанная в 1996 г. в Бухаресте и в 1997-м в Клуже, избегает концептуальных и политических дискурсов, уделяя внимание главным образом эстетическому – форме и пластике. В итоге вышла выхолощенная молодецкая выставка, спокойная и стерильная, да скучный толстый двуязычный каталог.

Стремясь "синхронизироваться" с дискурсом современной Европы, наши современные художники забывают про богатый, на мой взгляд, местный материал. Чем больше кому-нибудь удается путем мимикрии приблизиться к западному искусству-дизайну, тем в меньшей степени он остается самим собой. Тот же, кто сохраняет свое "я" лишь на собственном биографическом материале, становится своего рода "бастардом" – ни тут, ни там ему нет места и никто не хочет узнавать его.

Существенная разница между молдавским и румынским современным искусством состоит в их отношении к локальной традиции. Первое только кристаллизует свое место в диалоге с ней в то время, как румынское постепенно утрачивает эту плодородную и вдохновляющую культурную связь.

Бухарест, июнь 2002

ПРИМЕЧАНИЕ

"Bastard" может переводиться с английского и как "незаконнорожденный ребенок", и "шельмец", "гибрид". (Прим. ред.)

Владимир Булат
Родился в 1968 г. в Кишиневе. Историк искусства, критик, куратор. С 2000 г. издает в Кишиневе журнал ART-hoc.
Живет в Бухаресте.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal