Художественный журнал
июнь 2002

Почему я занимаюсь живописью

Валерий Кошляков
(художник, Москва)

Не мы придумали цель искусства. Поэтому судьба искусства начинается задолго до нашего рождения. Вот и получается, что сегодня ситуация развертывается таким образом, что нам нужно просто сохранить то, что было подарено предками, а уж какими средствами – это другой разговор.

Мое частное открытие заключается в том, что сегодня среди всех пластических искусств победила архитектура. Потому что она включила в себя все, все достижения человечества: работу с формой, с материалом, скульптуру и современное искусство. Архитектура – самое репрезентативное из искусств, самое масштабное, она сегодня задавила все искусство. Видео, инсталляция – это все дизайн, украшательство в помощь архитектуре. Вот одна-единственная область, которая репрезентативно себя отвоевала. В мире сейчас творится буйство, чудовищный разгул архитектуры.

Современный архитектор заткнет за пояс любого современного художника: то, как он работает с камнем, со стеклом, – это настолько масштабно, что живопись просто не в состоянии этого дать. Так было всегда, ведь почти все ренессансные художники были не только живописцами, но и зодчими, думали о том, как собрать в единое целое все виды пластических искусств, как встроить в этот ряд живопись. Я тоже зодчий.
Ну а если возвращаться к современным живописным проблемам, то меня очень волнует вопрос, где художник найдет, а где потеряет. Успех и медиа – это наши враги. С одной стороны, они помощники, они нас раскрывают, а с другой – это тяжкая кабала.

Тимур Новиков
(художник, Санкт-Петербург)

Живопись – одно из тех искусств, которые способствовали совершенствованию человека-европейца. Каллиграфия, фехтование, традиционные танцы, стихосложение и рисование делали этого человека европейцем с Большой Буквы. Живопись как искусство передачи трехмерного мира на двухмерной плоскости заставляет человека серьезно относиться и к окружающему миру, и к изображению, перенесенному на плоскость. Развитие идеи самовыражения в искусстве и вытеснение принципов самосовершенствования погубило не только европейскую живопись, но и европейскую цивилизацию. Но редкие художники, продолжающие традиции классической европейской живописи, заставляют меня по-прежнему любить ee, несмотря на всеобщую инволюцию.

Стас Шурипа
(художник, Москва)

Сейчас нет мира, а есть медиа. Поэтому нет мировоззрения, а есть медиа-воззрение. И работа в новых медиа, у которых нет оригинала, является частью этого мира, медиа-реальности. Живопись находится в выделенном положении – она оказывается рефлексией по отношению к медиа-реальности, поэтому она – слепок мгновенных форм, сечение медиа-потока, которым является реальность. Живопись обеспечивает связь между виртуальностью и материей, между мгновением и вечностью. Она оказывается самым простым мостом между внешним и внутренним. Живопись движется из внутреннего мира к внешнему. Медиа – наоборот.

Утверждения, что живопись утомительна не только с точки зрения производства, но и с позиции потребителя, – это утверждения ленивых людей.

Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal