Художественный журнал
июнь 2002

Зрелищность искусства в дигитальную эпоху

Олеся Туркина
"Кесарь и Галилеянин" Ибсена / Тобрелутс

Ольга Тобрелутс. Смерть Юлиана. 2002
Мы живем во времена окончательно победившей зрелищности. За 35 лет, прошедших со времени объявления Ги Дебором общества спектакля, госпожа Зрелищность стала еще более изощренной, захватывающей, приближающей зрителя к реальности ощущений и превосходящей их. В дигитальную эпоху зрелищным является не только воспитание, обучение, досуг, но принципиально меняется сам подход к жизни. Можно слетать в космос, выучить английский язык, родить ребенка – пережить это и многое другое, не соприкасаясь с опасным внешним миром. Гигиенизм виртуального мира соединяется с демократической идеей доступности. Домашние кинотеатры, виртуальные тренажеры, порносайты заботливо ограждают от столкновения с реальностью. Спектакль не должен останавливаться ни на мгновение, потому что в нулевой образности погасшего экрана, в ожидании еще одного чужого опыта проступает ужас Реального. Можно сказать, что зрелищность служит для профилактики травматического переживания от встречи со своим еще не символизированным опытом. Она позволяет пережить гнев, предательство, потерю и не стать при этом жертвой посттравматического синдрома, более того, испытать катарсис от сопереживания другому себе, Себе Герою, будь то герой трагедии Эсхила или драмы Расина, кинофильма братьев Вачовски или серии дигитальных иллюстраций Ольги Тобрелутс, сделанных по мотивам пьесы Ибсена "Кесарь и Галилеянин".

Зрелищность – это культ, где прошлое героя одерживает победу над настоящим зрителя. Изменяющаяся реальность Юлиана Отступника, находящегося на протяжении драмы Ибсена между жизнью и смертью, изгнанием и властью, сновидением и галлюцинацией, иллюзорно проживается зрителем. Образ Юлиана – след, оставленный в прошлом и отложенный на будущее в попытке отождествления с ним. Юлиан Ибсена/Тобрелутс – звезда, но, в отличие от звезд масс-культурного мифа, лишенная стабильной узнаваемости. Если в драме Ибсена Юлиан настойчиво ускользает от читателя в свои сны, бред, видения, то в работах Тобрелутс он претерпевает постоянную трансформацию в метафорах Александра Македонского, Даниила во рву со львами, Каина и Авеля... Можно сказать, что все 50 иллюстраций, сделанных художницей, метафорически описывают трансформацию одного героя.

Юлиан – герой, находящийся под подозрением. Так, несмотря на подходящие исторические декорации и кровавую драму, Юлиан Ибсена не вписывается в голливудскую мифологию, столь успешно осваивающую переход от Кесаря к Галилеянину во всех других случаях. Возможно, причина заключается в слишком масштабной драме, слишком длинных монологах и в том, что самое главное остается незримым, происходит в воображении героя. Юлиан Ольги Тобрелутс – мерцающая звезда дигитальной технологии, дестабилизированная, неузнаваемая, постоянно разменивающая один образ на другой. Дестабилизация звезды – главной опоры зрелищного общества – была осуществлена Тобрелутс в серии работ "Священные фигуры". Создана эта серия в 1999 г. В ней Ольга вписала фигуры, освященные современными СМИ, в известные образы из истории искусства. Одна из работ этой серии, в которой лицо Леонардо ди Каприо было совмещено художницей с картиной Антонелло да Мессины, подверглась цензуре со стороны издательства "Тэймс и Хадсон" и породила широкую дискуссию о цензуре в современном искусстве в США.

Образ звезды, конечно же, сам по себе всегда иллюзорен. Звезда не принадлежит этому миру. Она потому и звезда, что расстояние до нее непреодолимо. Даже из астрономии нам известно, что к звезде не приблизиться. Если бы нам удалось пролететь нужное расстояние, мы все равно бы звезду не увидели, – мы ослепли бы намного раньше, чем достигли этого объекта желания. Звезда существует лишь как пустой объект, который мы наполняем жизненно важным содержанием. Более того, звезды – социальные ориентиры, они существуют, как пишет Ги Дебор, "чтобы олицетворять типы разнообразных жизненных стилей и стилей понимания общества".

Звезды светят нам не только из недостижимого пространства, но и из другого времени. Свет от них может доходить до нас тогда, когда их уже давно нет. Герои выходят в исторических костюмах. История, благодаря им, обретает свое значение. История существует благодаря этим звездным героям. Ольга Тобрелутс и занялась в 2001 году такой исторически звездной разметкой. Ее проект включает 50 работ на тему драмы Ибсена, посвященной Юлиану Отступнику.

Время, как мы понимаем благодаря звездам, относительно; и в "Кесаре и Галилеянине" роли наряду с историческими персонажами, такими как Лу Андреас-Саломе, Фридрих Ницше, Рихард Вагнер, исполняют и современные модели. Для создания театрального эффекта используется постановочная фотография и техника компьютерного коллажа. То, что невозможно было в театре (в силу ряда причин эта драма ни разу (!) не была поставлена на сцене), оказалось возможным в современном дигитальном искусстве.

Художественный подход Тобрелутс оказывается не только эффективным, но и симптоматичным в том отношении, что он преодолевает циклическое время застывшей иллюзии. Виртуальный мир дигитальной технологии представляет время иллюзорно проживаемой трансформирующейся реальности.

Олеся Туркина
Критик, куратор. Научный сотрудник Отдела новейших течений Государственного Русского музея.
Живет и работает в С.-Петербурге.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal