Художественный журнал
изд. 2002

Леонид Тишков. "Поднебесная". "ЖЗЛ". "Существа мягкого мира".

Виталий Пацюков
21.11.01 – 28.11.01. Леонид Тишков. "Поднебесная". ЦДХ, Москва
14.12.01 – 08.02.02. "ЖЗЛ". Клуб МУХА, Москва
24.01.02 – 07.02.02 "Существа мягкого мира". Всероссийский музей декоративно-прикладного искусства, Москва


Последние проекты Леонида Тишкова настойчиво сдвигаются в пространство, непосредственно окружающее художника. Его личная мифология, открывшая автономную жизнь внутренних органов человека и частей его тела, продолжила традицию гоголевского "Носа", последовательно перетекая во внешний мир. Проект "Поднебесная", показанный как целостная, завершенная система, заявил о новой энергетике Леонида Тишкова в реализации интегральных стратегий, где в едином организме предстали фото- и видеотехнологии, рисунки в традиции постфлюксуса и авторская книга. Весь этот арсенал новой оптики в любой пограничной черте сохраняет космологическую перспективу, не актуализируя внешний слой реальности, а, напротив, погружаясь в архаические формы сознания, в архетипы пространственного переживания мира как культурной памяти человечества и собственной памяти детства художника. В проекте "Поднебесная" Леонид Тишков мифологизировал место своего творчества – крышу 24-этажного здания в Чертанове, расположенную непосредственно над его мастерской и превращенную в своеобразный полигон для его личных художественных акций. Эта крыша дома номер четыре по Кировоградской улице обрела все признаки сакрального пространства, где царствуют духи ветра, где скрываются реликтовые существа воздуха и где еще можно обнаружить следы архаических аборигенов "Поднебесной", внимательно всматриваясь в ее поверхность. Видеоинсталляция воспроизвела реальный мир плоской крыши с ее лифтовыми блоками и телевизионными антеннами, с ее гудронным покрытием, позволяющим "калькировать" ее поверхности, наделяя ее смыслы магическим присутствием художника и оптикой свидетельств. В реализованном Л. Тишковым жесте, осуществленном совместно с его друзьями – Валерием Силаевым, Андреем Суздалевым, Ольгой Хан и Константином Скотниковым, – профанная крыша стандартного здания предстала многоканальным пространственным феноменом, где время выявлялось только цикличностью светового дня. Это пространство обитания художника, "место", как сказал бы Кастанеда, его размышлений и откровений, превратилось в мифо-поэтический топос, лишившись физической трехмерности. Оно наполнилось сновидениями, образами детской памяти и грезами Леонида Тишкова, присутствующего в проекте через своего альтер эго – куклой из тряпочек – Никодимом, беззащитным в своей непосредственной чистоте и наивности, как персонаж обэриутов. Продолжением и развитием проекта "Поднебесная" стал его "земной" вариант – "Существа мягкого мира", воспроизведенный как "акт творения" совместно с женой художника Мариной Москвиной. Фактически эта своеобразная ретроспекция и семейный диалог сохранили все признаки мифо-поэтической образности "Поднебесной". Моделью театра, разыгранного Леонидом и Мариной, могли бы служить магические рассказы Х. Л. Борхеса, где пространство этого блистательного дуэта наполнилось драматургией "Сада расходящихся тропок" или "Вавилонской библиотеки", максимально приближаясь к архетипам "Текста". Образы материализованных даблоидов и дематериализованных существ воздуха мерцали в пространствах зазеркалья музея, рифмуясь с силуэтами одежд, связанных писателем Мариной Москвиной. Их контуры в лабиринтах "мягкого мира" оплотнялись в своих тактильных качествах или становились виртуальными на экране монитора, но всегда "зависали" мощным антигравитационным полем смыслов, значений и постконцептуальной чувственности. Убедительная вещественная зримость проекта, пронизанного рефлексией, теряла свою функциональность, превращая пространство Музея декоративно-прикладного искусства в зону бескорыстия и своеобразной "татлинской" беспредметности. Его магические формы манифестировали любовь к русскому авангарду, где полезность всегда сползает в бытие утопий и легенд. Но Леонид Тишков, кочуя со своими проектами, никогда не теряет оседлости культуролога и всегда остается верен смыслам своего творчества – обнаруживать ценности в самых профанных ситуациях. Его образы свидетельствуют о существовании первовещей и в нашем технологическом "сегодня", увиденных в предельной близости, где открывается само вещество жизни, на поверхности которого культура наносит узоры.

Посуда художника, показанная как овеществленный перформанс в пространстве артистического клуба Муха, завершила его шоу-маршруты, напомнив, что ритуал еды и его предметность совершенно неразделимы. Тарелки и кружки авторского дизайна и авторской росписи составили своеобразную энциклопедию канонизированных героев визуальной культуры, живущих в норках нашей памяти и в универсалиях массовой культуры. "Тьфу ты, черт! Опять об Малевича!" – сказал бы в этом случае Даниил Хармс – и оказался бы, как всегда, прав.

Виталий Пацюков
Родился в 1939 году. Историк искусства, критик, куратор, автор двух монографий, многочисленных публикаций и проектов в области современного искусства. Занимается проблемами взаимоотношения актуального искусства и классического авангарда. Особое внимание уделяет вопросам диалога между современным искусством, наукой и философией. В настоящее время является руководителем Отдела экспериментальных программ Государственного Центра современного искусства.
Живет в Москве.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal