Художественный журнал
изд. 2001

Между небом и землей

Виталий Пацюков
Франциско Инфантэ, Нонна Горюнова.
"Между небом и землей". Крокин галерея, Москва


Инсталляция Франциско Инфантэ и Нонны Горюновой удивительно проста в своей конструкции и одновременно визуально насыщенна. Она лентообразно проходит всю топологию галереи тремя горизонтальными уровнями, вызывая ассоциации с ритуальными членениями мира в фундаментальных культурах.
Ее "архитектура" универсальна – земля, небо и срединное-человеческое-существование, сияющие светоносной энергией небес и насыщенной плотностью белизны снегов, лишь изредка исчезающих в локальном зиянии черноты земли. Ось симметрии инсталляции составляет земное пребывание художников, их черно-белая творческая экзистенция, технологическое и инструментальное бытие в предрождении артефакта, скрытый процесс художественной рефлексии. Сам артефакт растворяется в этом трехуровневом равновесии, как дыхание или медитация, знаменуя бескорыстие искусства и его бесцельность, о которой Владимир Набоков говорил как о высшей функции. Возвышенность философии Франциско Инфантэ реализуется скромными средствами – фотографиями, возникающими как сопутствующие свидетельства предстоящего результата, его длительности, еще не осознавшей своего ракурса и своей дискретной уникальности. В космическом масштабе голубизна неба предстает как величественный контекст, придающий форму любому событию. "Грезовидцу воздушных стихий, – говорит французский культуролог Гастон Башляр, – он внушает преодоление земных очертаний", интерес к особой энергетийной зоне, где земля встречается с небом. Современная физика вновь рассматривает голубое небо, беспредельное и залитое светом, как эфир. В образном сознании эфир трансформируется в душу мира, в священный воздух, в пространство, откуда, как напоминает Франциско Инфантэ, к нам нисходят времена года и его часы, облака и потоки света. В поэтике художника он живет поливалентным визуальным мифом, где обмениваются между собой противоположные состояния света и тьмы и где тьма как абсолютная потенция становится видимой голубизной. Чернота практически отсутствует в этой художественной системе, где используется закон взаимообратимого мира, и черное в своем движении является белым-в-себе. В реальности черное всегда есть, как "Черный квадрат" Казимира Малевича, его энергия живет в глубинах субстанции и подпитывает любой цвет. Черное Земли, собственный ее смысл в своих предельных проявлениях открывается в проекте "Между небом и землей" белизной снегов – своим алхимическим превращением как бы преодолевая гравитацию Земли. Черное в цветовой иерархии Франциско Инфантэ в своем сиянии транслирует противоположный знак и претворяется в белое, в образы "облаков" нижнего мира, в белоснежную чистоту снежных покровов, рифмуясь с голубизной небес. Земля в проекте художника вторгается в небо верхушками деревьев, ветками кустарника и самой структурой артефакта, утверждая великие смыслы архетипа лестницы. Двигаясь к небу, земля приближает наше существование к высшим измерениям, где царствует сознание белизны, образуя традицию двоичности, обнажающую черноту белого и белизну черного. И тогда возникают вопросы – как Франциско Инфантэ выбирает точку пространства для своих акций и почему ее локальность наделяется универсальностью и фундаментальностью? Генри Торо эту точку называет онирическим домом, особым душевным состоянием, всегда живущим в нас. В своем знаменитом философском романе "Уолден, или Жизнь в лесу" он пишет: "...есть в нашей жизни пора, когда каждая местность интересует нас как возможное место для дома".

В проекте "Между небом и землей", в зиянии и сиянии этого зазора открывается наш общий онирический дом. Соединяясь с артефактом и утверждаясь в этом новом интеграле, точка в избранном пространстве начинает сиять, как "освещенный дом", – тема и образ, проходящие церез столетия и все культуры мира. Артефакт художника в этой метафоре подобен звезде над лесом, ведущей заблудившегося путника. Воплощаясь в свидетельствах фотоаппарата, он становится "отверстым оком", сосредоточенным взглядом, включающим ближний мир – землю и высшие слои космоса – небесные пространства, обретающие единство в откровении творческого жеста – между небом и землей.

Виталий Пацюков
Родился в 1939 году. Историк искусства, критик, куратор, автор двух монографий, многочисленных публикаций и проектов в области современного искусства. Занимается проблемами взаимоотношения актуального искусства и классического авангарда. Особое внимание уделяет вопросам диалога между современным искусством, наукой и философией. В настоящее время является руководителем Отдела экспериментальных программ Государственного Центра современного искусства.
Живет в Москве.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal