Художественный журнал
изд. 2001

"Эгокач" в стамбульском кремле. В ожидании коллективизма

Владимир Сальников
Философия, гео и кадровая политика: от "3 М" к "3 С"

"Эгокач". Так звучит перевод на турецкий темы 7-й Международной стамбульской биеннале, английского неологизма, сложного понятия – Egofugal, которое специально к событию сконструировала куратор шоу японка Юко Хасегава. Fugal – это рассеивание от центра, бегство, спасение. Ну, а ego – личность, центр... "Движение от эго к следующему появлению" – так таинственно переводится на русский тема в подзаголовке выставки. Подзаголовок пространно объясняется сначала в нескольких абзацах, а потом развертывается в тексте, способном стать содержанием отдельной книги. Потом, в цитатах, вспыхивают имена и явления, называя которые можно обрисовать ХХ столетие: коммунизм, нацизм, экзистенциализм, марксизм... консумеризм, фрейдизм, тэтчеризм, рейганизм, хиппизм, яппизм... Энценсбергер... Хабермас... Бодрийар... Кое-что из перечисленного имело отношение и к России, но во многом она не принимала никакого участия. Японцы, как и мы, о многом могут лишь фантазировать: Декарт, Всеобщая История... Это касается и Турции, участвовавшей в западной истории, но подобно России – периферийно. Россия, Турция, Япония – соперники Европы, общества догоняющего развития. Но Япония уже на Западе (пусть даже рынок, капитализм – для нее это лишь дополнение к традиционным структурам, ценностям, обычаям). Турцию с большим трудом пытаются удержать в западном ареале. России только-только позволили к нему приблизиться благодаря комическому союзничеству с Антитеррористическими Соединенными Штатами. А Турция – страна мусульманская. Здесь западническая власть десятилетиями жестоко репрессирует все исламское. Биеннале же открылась сразу после атаки на Всемирный торговый центр. Как к ней отнеслось население страны, непонятно. К тому же турки – нация с имперским прошлым, как японцы и русские.

Это контекст мероприятия. Турция, куратор-японка, официальный фон – глобализация, реальный – война исламских идеалистов против христианско-иудейских США.

Текст акции: противопоставление ценностей Востока, коллективного разума, коллективного сознания, со-существования (соборности?), феминности, гармонии со средой, семьей, обществом, религиозности – игу западных стихий: трех "m", в интерпретации куратора (man, money, materialism). Мужчинам (Индивидуализму), Деньгам (Экономике), Материализму (Алчности). Так воспитанница западной арт-системы становится "могильщиком" своих нянек. Почтили минутой молчания память жертв сентябрьского удара. Русских не пригласили, бывшие соцлагерники представлены "младшими братьями" турок – балканскими мусульманами. Зато много настоящих азиатов, с Дальнего Востока. Идентификация России в глазах Запада – проблема. Кто для него восточней: китайцы или русские – еще вопрос. Японская начальница западнической турецкой арт-акции решила его для себя просто: отсекла русских. Как в одесском анекдоте, джентльменов много, а сидячих мест в глобалистском трамвае мало; никто не собирается уступать места новым пассажирам. В каталоге фотография: антиглобалистская демонстрация. На фоне многолетней антирусской пропаганды, препираний о расширении НАТО, русских протестов против бомбежек Югославии, японских территориальных претензий к РФ наше неучастие объяснимо. Собирайся выставка сегодня, кураторше пришлось бы взять нас просто на правах приятелей Дяди Сэма. Тем не менее лучшего места, чем Второй Рим, для альтернативного предложения по глобальному развитию трудно придумать. Расположилась Биеннале на самых престижных площадках: в стамбульском "Кремле", рядом с дворцом султана, в старом монетном дворе, в византийском архитектурном памятнике церкви Св. Ирины, в базилике Цистерны, дворце Бейлербей, в выставочном зале "Оттоман Банка" на улице Истиклал, стамбульском Арбате – всего в одиннадцати местах.

А тема? И правда, раз уж глобализация, то глобализация, учитывающая предложения не одних атлантистов. И если не всего человечества, то и хотя бы незападных членов глобалистской команды! Конфигурация мира решительно меняется благодаря интеграции, осуществляемой капиталом, etc... Каждый волен продолжить сам. Описанию этих процессов посвящена статья каталога. Глядя из России, можно только приветствовать такой подход.

Описание и толкование экспонатов

Однако стоит предложить толкование экспозиции. На первый взгляд она ничем не связана с заявленной программой. Все те же художники, привычные жанры, медиа. Но большинство вещей укладываются в концепцию куратора: и в качестве следов трех "m", и (или) как признаки становления нового.

У сестер Уильсон (Британия) – "Звездный городок" – обшарпанная слава космической эры, на фотографиях Эрнесто Леала (Куба) скафандр космонавта соседствует со скудным бытом острова Свободы, астронавты в работах австралийцев Дэвида Нунана и Симона Тревакса – рефлексия на мужские усилия времен холодной войны и покорения космоса. Космонавтике, индустриальности, одиночеству, индивидуализму, мужскому контролю противостоят женские миры XXI века. Канадец Родни Грэхэм нашел Вселенную на кухне. В черном пространстве мерцают звезды-огоньки: горелку электроплиты посыпают солью. Финн Мика Таанила показал утопический проект 60-х, Матти Сууронена – футуристический дом.

Загадка – участие фольклорных художников и калек. Это демократично. Но ставит умельцев в неловкое положение. Компания тайваньских аборигенов выставила свои поделки, а фотограф-слепец Евген Бавкар (Словения) – ч/б фотографии. Женскую тематику задействовала Майя Баевич (Босния) – перформанс в женской бане. Зрители – только женщины. Не за горами биеннале калек, геев, кастратов.

Опишу три перформанса. Группа мужчин толкает в гору обклеенный фольгой автобус. Автор – шептар Сислей Кхсафа. Это о преимуществах коллективизма. Красивый японский юноша Окисато Нагата в красивом кимоно разрубил красивым самурайским мечом по-японски красиво связанную вязанку тростника. Китаец Ма Люмин, хилый и длинноволосый, сидел голым, как неживой, под струями воды. Матье Бриан дал возможность увидеть мир глазами других и себя со стороны. Двигаясь по церкви Св. Ирины, каждый из четырех посетителей в шлемах с телекамерой, через которые они и видели, мог, нажав кнопку, увидеть то, что видит любой из остальных трех "телепузиков". Это о растворении своего эго в среде и долге, интеграции...

Шоу оказалось богато на площадки для расслабления. Самая большая – Михаэля Лина в церкви Св. Ирины – огромное орнаментированное лежбище с подушками из камуфляжной ткани. Крис Берден организовал свою лежанку, палатку (основное и исконное турецкое, арабское, строение – настил с коврами и подушками, с шелковыми занавесями, какими-то восточными лампадами и расслабляющей мусульманской музычкой).

Живописи на передовой русский вкус на Биеннале многовато (в этом мы – не в ногу с остальной планетой). По манере живопись довольно разнообразна. Тут и яркая мазня поверх принтованной фотографии – аргентинец Фабиан Маркачио, и скромная геометрическая абстракция – Томма Абст, немка из Британии, и явное любительство. Никакого ведущего стиля, как и во всех остальных медиа. И правильно. После сюрреализма искусство живет вне большого стиля.

Владимир Сальников
Родился в 1948 г. в Чите. Художник и критик современного искусства, член Редакционного совета "ХЖ".
Живет в Москве.
Страница в Картотеке GiF.Ru.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal