Художественный журнал
изд. 1999

Вспомнить все

Константин Бохоров
28.01.99 – 10.03.99
"Вспомнить все" (Посвящается Филипу К. Дику)
Мультимедийный проект Арт Медиа Центра "TV Галерея", Москва


В ТV Галерее в январе – марте этого года был показан проект "Вспомнить все", который курировала Ирина Кулик. Темой проекта была память, посредством которой конструируется идентичность субъекта. Местом проведения проекта не случайно была выбрана ТV Галерея, пока что единственный центр телематики в Роcсии, поскольку с привлечением электронных медиа художественное моделирование психических процессов стало целым направлением современного искусства.

Мое впечатление от проекта было достаточно противоречивым. С одной стороны, за выставкой живо присутствовали реальные проблемы современной художественной репрезентации,с другой – не покидало ощущение, что в основу концепции легли довольно схематичные и общие рассуждения. Сильной стороной проекта была творческая кураторская работа, хотя стимулы и методы его реализации оказались в противоречии.

Полностью проект назывался "Total Recall. Вспомнить все (Посвящается Филиппу К. Дику) ", и работы на выставке вертелись вокруг темы памяти, воспоминаний. Причем не в рациональных формах (например, исторической памяти, национальной или, скажем, мнемотехники), а в субъективных, биологических, подсознательных, где память граничит со сновидением и интуицией. То есть тактильной, механической, генетической, памятью бокового зрения и т. д.

Вот несколько примеров. Напротив входа в ТV Галерею висела работа Фабрики Найденных Одежд (ФНО) "Завтрак ундины". Она представляла собой много-много прозрачных белых платьев с крылышками, паривших в воздухе, на которые из слайдпроекторов проецировались изображения. Проходя через работу, создавалось довольно кинематографическое ощущение, что ты тесним толпой воспоминаний.

Видимо, важное значение имела работа Сергея Шутова "Local Radio Redial" – видеоинсталляция, в которой мониторы воспроизводили бесконечно повторяющееся движение по кругу отцифрованных изображений какого-то раненого животного. Работа изображала собаку-репликанта, сломавшую ногу и потому механически ковылявшую по кругу. Сложная психоделическая аллюзия на творчество Филиппа Дика, опосредованное через экранизации.

"Море, страдающее амнезией" А. Чернышeва зацикленно возвращало воспоминание о набегающей волне. Волна действительно бесконечно начинала возвращаться на песок, если ты шел по интерактивной дорожке, ведущей к видеопроекции на стене.

"Кабинет генетических портретов" Ксавье Моера представлял технологию визуализации наших геномов, которые, как известно, являются уникальными хранителями информации о биологии личности, кладовыми памяти, если угодно.

Очень остроумно, с помощью слайдпроекторов, которые заело, заикались "Заики" Фредерика Леконта. Может быть, здесь и не было прямого указания на тему памяти. Однако именно такие работы, воспевавшие бессмысленность интеллектуальных усилий, свидетельствовали в пользу памяти, хотя бы потому что есть кто-то, кто забыл позаботиться о слайдпроекторах.

Всего в ТV Галерее было около двадцати работ, но при нужде состав можно было бы расширить до бесконечности. Тема была выбрана поистине безотказная, что позволяло абсолютно любому художнику в своем ключе ее обыграть.

Интеллектуальным манком проекта была ссылка на Филиппа Дика и его рассказ "Вспомнить все". Идеи этого американского писателя-фантаста, расцвет творчества которого пришелся на 60-е годы, еще совсем недавно были очень популярными, главным образом благодаря экранизации романа "Бегущий по лезвию бритвы". Фильм, кстати, блестяще проанализировал Славой Жижек (см. Художественный журнал, # 9), проиллюстрировав на его примере монструозность мирового Капитала. Но снятая в начале 90-х экранизация рассказа "Вспомнить все" Поля Верховена, с А. Шварценеггером и Ш. Стоун в главных ролях, признак деградации модных идей и их выхода в тираж. Последнее время кино стало страдать модой на апокалиптический сайнтифизм, выбор которого в качестве повода для интеллектуального высказывания кажется мне сегодня по меньшей мере неконвенциональным.

В то же время у проекта был реальный живой адресат – художественный процесс сегодня. Экспозиция в ТV Галерее, может, не вполне прямолинейно, но довольно определенно указывала на то, что главным на выставке были не метафоры и семантика работ. Несмотря на скудность технического оснащения выставки, было ясно, что целью экспонирования было моделирование психофизиологической среды. Это мигание, бормотание, плескание, бьющие в глаза лучи видеопроекторов, призрачные материалы и поверхности – элементы такой среды, роль которых выполняли художественные произведения, выставленные в их физическом проявлении. В пресс-релизе к выставке цитировался Тимоти Лири, говоривший, что "вселенная состоит из бесконечно уменьшенных единиц информации". Мне кажется, это ключ к экспонированию работ, которые и были бесконечно уменьшенными единицами информации.

Выставка помещала зрителя в "виртуальный заэкранный мир" и таким образом превращала его в "приемник и ретранслятор неких циркулирующих через него информационных потоков, чтобы установить, что представляет личность в нашу электронную эпоху". Критерием успеха такого исследования, по-моему, был бы зритель, впавший в техногенный транс или электронную нирвану прямо в зале и в этом гипнотическом состоянии начавший вещать по вопросу конструирования своей идентичности.

Эволюция художественной репрезентации направлена на то, чтобы сделать процесс восприятия искусства все более развлекательным (entertaining) и суггестивным. Такие выставки становятся важным продуктом музеев и центров современного искусства. Зритель обычно далек от теорий и моделей современности, которые обсуждают критики, кураторы, интеллектуалы. Другое дело, если их представить в популярных формах, как это делается в голливудском кино. В хорошем фильме всегда есть несколько уровней восприятия: образно-метафорический, отрефлексированный на философском уровне и нарратив со своей интригой, сюжетом, привлекательными героями, вызывающий "биение сердца". Не важно, как много людей поднимется до верхнего уровня восприятия, важно, чтобы как можно больше глаз следили за развитием сюжета и, так сказать, думали пассивно.

Еще возможна аналогия такой выставки с дискотекой или рейв-парти, а куратора – с ди-джеем или, точнее, ви-джеем, который, семплируя и микшируя работы многих участников, манипулирует зрителем в зале. Возможно, такой подход наиболее адекватен в искусстве сегодня, когда работы художников – это в лучшем случае остроумные технические устройства на заданную тему. Подобная практика репрезентации искусства свидетельствует о новой кураторской чувственности, ставшей ответом на кризис ценностей.

Я считаю, что такая тенденция вполне реальна и приобретает все более и более ясные очертания. Она претендует, чтобы с ней считались и ее рефлексировали. Достоинство проекта И. Кулик в том, что он выражает эту тенденцию. О ней достаточно отчетливо заявлено чуть ли не впервые в России, где это довольно радикальный жест, который вводит в практику целое направление, существующее в мировом искусстве. Это также новая кураторская позиция. В связи с тем, что здесь культура не обеспечена, интерес к ней крайне низок, проблема пока носит довольно умозрительный характер, но тем не менее она существует и требует, чтобы на нее реагировали.

Константин Бохоров
Родился в Ленинграде в 1961 году. Куратор, критик и менеджер современного искусства. Неоднократно публиковался в "ХЖ", член редакционного совета "ХЖ".
Живет в Москве.
Художественный журнал

© 2005—2007, "Художественный журнал", все права защищены. Дизайн сайта — Сергей Корниенко.
Использование материалов возможно только с разрешения редакции.
Разработка и сопровождение — GiF.Ru. Редактор сетевой версии журнала — Валерий Леденёв.
Сайт работает на технологии Q-Portal